Охота на гризли в горах Аляски






"Гризли не убит, пока с него не сняли шкуру" - старая американская поговорка.

Гризли - североамериканский подвид бурого медведя. Он несколько крупнее своего европейского собрата, обладает большей массой, несколько светлее (волосяной покров имеет серебристый оттенок), всеяден, но склонен к охоте на теплокровных животных. Многочисленные рассказы об исключительной свирепости гризли представляют собой некоторое преувеличение.

В путевом журнале, который вели Льюис и Кларк во время путешествия по Аляске, неоднократно в гневных и драматических тонах описываются встречи с гигантским "серым медведем" (так они именуют гризли). Путешественники отмечают, что эти "сварливые" животные любят нападать на людей, редко оставляют их живыми, и встреча с медведем - не шутка. Они пишут: "Когда индейцы отправляются на поиски серого медведя, то раскрашивают себя и совершают все ритуальные обряды, словно отправляются на войну с соседними племенами". Очевидно, даже эти опытные охотники знали, что в схватке с животным, сила которого равна силе дюжины людей, быстрота - сродни лошадиной, злоба - дьявольской, одной доблести мало: нужна осторожность и хитрость.

Сезон охоты на гризли продолжается на Аляске с 1 сентября по 31 мая, однако большую часть этого времени медведи проводят в берлогах, которые в горах обнаружить трудно. В связи с этим основные охоты проводят осенью, до конца октября, и весной, начиная с апреля. В некоторых регионах штата охота осуществляется ежегодно, в некоторых - раз в четыре года. За пятилетие в середине 1990-х годов на Аляске продавалось в среднем около 7800 путевок в год. Отстреливалось около 1140 гризли в год, что составляет около 3% всей популяции этих животных в штате.

За право охоты на гризли аборигены Аляски и все прочие охотники платят неодинаково. Для первых охотничья лицензия стоит 25 долларов, путевка - тоже 25. Для вторых стоимость лицензии составляет 85 долларов, путевки - 500. Интересно, что охота на гризли без лицензированного проводника или аборигена запрещена.






Применять на охоте разрешено только нарезное оружие, причем патроны должны иметь калибр не менее .30-06 магнум. Наиболее распространенный калибр - .338 винчестер-магнум.

У меня были лицензии на отстрел оленя-карибу, снежного барана и медведя-гризли. Друзья-охотники завидовали, что мне доведется поохотиться на барана, но я больше радовался предстоящей встрече с "серым" медведем. Я с детства мечтал об этой встрече, был буквально напичкан современной и старой информацией о медведях, в том числе и почерпнутой из дневников Льюиса и Кларка. Я хотел быть похожим на мужественных и стойких людей, мерившихся силой с гризли. И вот мои мечты стали сбываться.

Охотился я в горах Врангеля на юге Аляски. Погода стояла прекрасная, тундра была расцвечена всем разнообразием осенних красок, а в кобальтовое небо вонзались снежные вершины окрестных гор. Мы ехали верхом к лагерю овцеводов, чтобы поинтересоваться у них относительно гризли, когда проводник Терри Оверли заметил медведя, медленно спускавшегося к сухому руслу реки. Мы спешились, привязали лошадей, продрались сквозь почти непроходимые заросли ольшаника на берегах речки и стали подниматься по 60-градусному склону холма. Поднявшись на вершину и еле переводя дыхание, мы обнаружили медведя в 70 метрах ниже нас. Когда он поднялся на задние лапы, пытаясь понять, что его потревожило, я хладнокровно поднял карабин, тщательно прицелился и... промахнулся. Пока медведь карабкался по каменистой осыпи, я успел опустошить магазин карабина, но в животное попали всего три пули... Адреналиновая встряска прошла у меня только через неделю. Воспоминания же останутся навсегда...

Обычно, описывая охоту на гризли, отмечают, что она содержит 95 процентов скучного ожидания и 5 процентов ужаса. Действительно, большая часть времени будет потрачена вами на поиски зверя и утомительное подкрадывание к нему. Этот процесс может растянуться на несколько дней или недель, в зависимости от удачи. В отличие от прибрежных медведей, которые часто собираются у речных перекатов во время хода лосося и которых в это время обнаружить сравнительно легко, медведи внутренних территорий ведут бродячий образ жизни. Район обитания одного медведя составляет около 50 квадратных миль, но в поисках пищи он может быть увеличен вдвое. Называть такого медведя "дичью" в обычном понимании этого слова - неправильно. Можно потратить много дней, чтобы, борясь со скукой, рассматривать в бинокль склон за склоном и нигде не видеть медведей. Когда погода хорошая, это занятие может даже доставить удовольствие: в конце концов, местность, где обитают медведи, - великолепна. Но когда дни становятся сырыми и холодными, когда ветер задувает вам за воротник куртки дождь со снегом, то возникает почти непреодолимое желание забраться в относительно сухую палатку и залечь в спальном мешке. И все же если вы вытерпите все это, то однажды будете вознаграждены зрелищем карабкающегося по каменистому склону медведя, как раз в том месте, которое всего секунду назад было пустым и бесплодным, как поверхность луны.






Своего первого гризли вы никогда не забудете. Вы никогда не забудете пробежавших при этом по телу холодных мурашек. Ваши руки внезапно согреются, дыхание убыстрится, сердце застучит сильнее. Вы осознаете, что видите медведя, а он вас еще не заметил. У вас в руках мощный карабин, а рядом опытный проводник или приятель тоже с ружьем большого калибра, и он ободряюще смотрит на вас. Вы успокаиваетесь: сейчас не должно быть никакой разницы, что перед вами - олень, лось или медведь.

И в то же время вы понимаете, что разница есть. Даже тщательно спланированная охота на гризли может закончиться трагически, и именно в этом специфика такой охоты. Вы читали и слышали о медведях-подранках, подкарауливающих преследователей в зарослях, об их нападениях на людей, о том, как они терзали и калечили охотников. Мысли об этом начинают звучать все громче и громче у вас в голове. Вы начинаете сомневаться в своих способностях стрелка, вы начинаете сомневаться в своем мужестве.

На реальной охоте в большинстве случаев события будут разворачиваться следующим образом. В течение нескольких дней вдоволь наглядевшись в бинокль, однажды после полудня вы с проводником, пристально разглядывая очередной склон (возможно, тот самый, который вы рассматривали уже раз сто), вдруг обнаруживаете гризли, появившегося там, где его только что не было. Вы спешно покидаете свою наблюдательную позицию, по скользким, отполированным водой камням пересекаете ручей, затем карабкаетесь в гору сквозь заросли деревьев и кустарников, возможно, пересечете полосу снежного наноса, и наконец достигнете точки, с которой вы надеетесь снова увидеть зверя.

Чаще всего вы ничего не увидите, так как медведь уже успеет скрыться, услышав или почуяв вас: шум и запахи в горах разносятся горным ветром в совершенно непредсказуемых направлениях. Да и медведь может просто залечь и сделаться невидимым. Однако если вы будете двигаться к зверю очень осторожно, рано или поздно он окажется прямо перед вами.

Гризли роется в земле, выкапывая корни, или объедает ягодник. Весь он - его горбатая спина, мощные плечи, вогнутая морда, громадные кинжалообразные когти на передних лапах - все это внезапно становится реальностью. Он всего в 100-120 метрах от вас. Вас раздирают сомнения: стрелять или не стрелять? Вы пытаетесь взять себя в руки. Ваше сердце колотится, словно вы только что пробежали стометровку. Проводник шепчет ободряющие слова и осторожно стягивает с себя рюкзак, чтобы приготовить упор для вашего карабина.

Медведь почувствовал что-то тревожное и поднял тяжелую голову. Вы пытаетесь навести перекрестие прицела на лопатку зверя, но оно подпрыгивает, как легкая лодка на волнах. Силуэт медведя в ваших глазах начинает расплываться. Шепот проводника становится все более и более настойчивым: "Теперь или никогда! Давай же!"






Медведь не ждет. Он ковыляет по склону куда-то прочь. Он пока еще не уверен, что опасность близка, но уже почувствовал что-то неладное. Затем он останавливается и оглядывается назад. Вы чувствуете, что ваши многолетние мечты и все эти многодневные сидения с биноклем подвели вас к настоящему моменту. Изо всех сил вы стараетесь унять дрожь в руках, и когда перекрестие прицела на секунду задерживается на груди зверя, как раз позади передней ноги, вы нажимаете на спусковой крючок. Удар пули сливается со звуком выстрела, и медведь тяжело оседает на землю. Не дав ему подняться, вы передергиваете затвор и снова стреляете. Медведь не



подвижен.

И вдруг ваш молчаливый проводник начинает кричать, как сумасшедший, хлопает вас по спине, а его рот растягивается в улыбке от уха до уха. Тут он замечает ваши трясущиеся руки и подгибающиеся колени и забирает у вас ружье. "Прекрасный выстрел", - говорит он. Его собственное дыхание, между прочим, тоже неровно и убыстрено. "Дело сделано. Давай подойдем к нему".

Вы пытаетесь последовать за ним, но ваши ноги - как ватные. Вы опускаетесь на землю, чтобы прийти в себя. В памяти мелькают томительные дни ожидания встречи с медведем, часы бесплодного наблюдения в бинокль. А закончилось все так быстро! Но зато последние секунды можно полностью восстановить в замедленном темпе. Вы отчетливо видите даже каждую шерстинку на колеблемой ветром шкуре медведя в тот момент, когда он приостановился и оглянулся назад.

Шок пройдет через несколько минут, картина же встречи с медведем останется в вашей памяти навсегда.

Боб РОББ





Комментарии к статье: