С далматинкой на зайца

"Это же бесполезная собака! Диванная! Ну какой от нее может быть толк? Мода на этих далматинов началась после популярного диснеевского мультфильма. Их стали покупать ошалевшие мамаши своим капризным, избалованным детишкам, чтобы успокоить их. И никто не поинтересовался особенностями этих собак. Одно дело мультфильм "101 далматинец", а другое - живая собака. А ведь на самом деле порода очень сложная в дрессировке. Кроме того, далматины часто агрессивны по отношению к другим собакам. Капризны и склонны к непослушанию. Если такая собака запущена с детства, то потом уже ничего не сделаешь. Господи, зачем я только согласился на передержку далматина? Привезут избалованное неизвестно что. Ох, и намучаюсь я с ней!" - в ожидании прибытия знакомых, попросивших меня временно поухаживать за их собакой, я сидел на крыльце, курил и наблюдал, как моя собака, курцхаар Альфа, носом закапывает старую кость.

Через полчаса раздался гудок автомобильного сигнала, и к крыльцу подкатил синий Святогор. Открылись двери, из машины выгрузилась чета моих знакомых, а потом...

О, ужас! Самые худшие мои ожидания оправдались.

С трудом перемещая по очереди передние и задние лапы, с заднего сиденья спустилась бесформенная бело-черная туша и, застонав, тут же присела, растопырив лапы и касаясь отвислым животом травы.

- Вот, это наша дорогая Дезечка! Бедненькая, всю дорогу терпела! - защебетала хозяйка, пышнотелая восторженная блондинка по имени Ира. Рот у нее был немного перекошен, словно под языком она все время держала кусочек лимона, а проглотить забыла.

- У-ти, моя пусечка! - Ира почесала собаку за ухом. -Ах, как она любит макароны по-флотски! Я ей всегда готовлю. Мы для нее привезли запас. Здесь фаршик, рожки, сухой корм и косточки. А еще обожает ребрышки! У-ти, моя заинька!

Толстая далматинка все сидела рядом с машиной в смешной позе "раскорякой".

- Очень покушать любит, - Ира поправила прическу. - Вы уж ее получше кормите, а то она плакать будет, моя кисонька!

- Ага, - сказал я, наблюдая, как Ирин муж Дима, колыхаясь животом, таскает сумки с продуктами в дом.

"Слоники. Это семья толстых слоников. Еды-то на три месяца. И собаку превратили в пятнистого слоненка".

Дези наконец-то закончила свое дело, приняла нормальное положение и неспешно пошла обнюхивать по периметру дом, где ей предстояло жить ближайший месяц. При этом подкожный жир ее мелко-мелко дрожал, словно желе.

- Послушай, если удастся, то погоняй Дезьку, чтобы похудела, - улучив момент, когда Иры не было рядом, зашептал мне в ухо толстый Дима. - А то я больше не могу, - продолжал он. - Гулять-то в Москве мне приходится, дети с ней только дома балуются. На улице все знакомые собачники издеваются и ржут надо мной. На спинные складки у Дезьки и на мой живот показывают. Говорят, оба нахватали бегемотиков, и смехом заливаются, заразы... Слушай, я от расстройства даже пива меньше стал пить. Не больше бутылки в день. Совсем жажда замучила! А она все кормит собаку и кормит...

- Ди-иима! Поехали наконец! - раздалось из машины.

- Ну, ладно, старик! Моя зовет. Счастливо оставаться! - Дима пожал мне руку, и они уехали, а я остался с этим толстым белым "чудом" в черных пятнах и со своим курцхааром Альфой.

Перво-наперво я познакомил собак.

Все прошло спокойно, да и по-другому быть не могло, поскольку у Альфы доброжелательный и уступчивый характер. Дези тоже оказалась совсем не агрессивной, и собаки подружились.

В охотничье межсезонье Альфу я всегда кормлю один раз в день. Вечером даю десять столовых ложек гречневой каши с рыбой или мясом и добавляю немного творога. А когда открывается охота, то корм собака получает два раза, обычно после работы в поле.

Также я стал кормить и далматинку, только уменьшил вдвое дозу. И, конечно, никаких макарон по-флотски.

Первую неделю Дези полдня проводила у пустой миски, тосковала. По складу характера она была типичный меланхолик, поэтому смотрела на меня потухшими карими глазами и иногда жалобно постанывала, облизывая края миски. Ей было очень себя жалко.

Но я был непреклонен, хотя, в общем-то, мне было ее жалко. Ведь собака никогда не виновата, просто не повезло с хозяевами.

Гулял я с собаками по четыре-пять часов в день. Альфе очень нравилось наскакивать на малоподвижную Дези и беззлобно тормошить ее, забегая с разных сторон. Забавно было наблюдать, как медленно и неуклюже перемещается почти цилиндрическое, бело-черное тело далматинки, пытаясь отразить круговую атаку кофейно-пегой молнии. Словно пятнистый толстый Винни-Пух отмахивался от нападения верткой коричневой пчелы. Надо сказать, что Дези была не прочь поиграть с Альфой, однако поначалу быстро уставала и ложилась, высунув язык и тяжело дыша.

Но постепенно желе на спине Дези заменилось неровными подкожными тяжами. Лишний жир потихоньку сгорал. Я уменьшил суточную норму воды, и к началу второй недели появились и талия, и подхват под грудью. Собака стала легче на подъем, выносливей, стала чаще бегать рысью, глаза открылись, в них во время игры начал проскальзывать огонек азарта.

Дези с удовольствием апортировала старый теннисный мячик и выполняла простейшие команды. Оказалось, что она достаточно умна, обладает высокой степенью обучаемости и легко поддается дрессировки.

Ну, а за кусочек сыра Дези даже готова была откусить и проглотить прут своего хвоста!

В общем, очень скоро из толстой избалованной Дези, собака для меня превратилась в симпатичную, почти родную, Дезяху.

Когда же, во время одной из дальних прогулок, далматинка совершенно неожиданно стала мышковать на пашне, смешно вскидываясь похудевшей грудью и синхронно копая обеими передними лапами, то я решил, что обязательно возьму Дезяху на охоту.

До открытия охоты оставалось два дня. Я поехал за разрешением на добычу зайца.

Спросите любого деревенского пацана: "Какая собака на зайца?", и он, не задумываясь, ответит: "Гончая!". Здесь, в глубинке Владимирской области, самыми распространенными охотничьими собаками являются гончие, лайки и дратхаары.

Когда же я покупал путевку, то Лев Васильевич, председатель местного охотколлектива, иронично улыбнулся, узнав, что я собираюсь за зайцем с курцхааром.

- Невыносливая собака. Капризная. Не сдюжит гона, - сказал он.

- Но ведь курцхаар универсальная охотничья собака!

- Да-да, я знаю. Но это все по книжкам. Теоретически. В основном же легашатники с курцами по перу работают, - и Лев Васильевич зарылся в свои бумаги.

Ну, а старший охотовед, заядлый гончатник, услышав еще и про далматинку, попросту рассмеялся:  

- Ха! А это вообще не собака! Никчемная кукла!

Путевку мне все-таки выдали, но я обиделся.

Очень обиделся за собак! И решил всем назло добыть зайца с курцхааром и далматином.

Приехав обратно в деревню Орехово, я первым делом включил компьютер и стал изучать переписанную еще в Москве интернетовскую базу данных по породам собак.

Оказалось, что далматин - каретная порода. То есть, далмацкая собака в средние века бежала перед каретой хозяев и обследовала дорогу на предмет наличия в окрестностях бандитов и грабителей. А это означало, что у смекалистых далматинов в крови выносливость и способности к быстрому бегу и поиску. Качества вполне достаточные для охоты на зайца.

Между Орехово и Анциферово расстояние примерно шесть километров. Местность пересеченная: есть небольшие овражки и островки леса диаметром в сто-сто пятьдесят метров. А на ровных, сухих и открытых участках традиционно выращивают клевер. Прекрасные места для зайца-русака. Вот здесь-то я и решил испытать охотничьи качества далматинки.

В день открытия охоты мы с собаками вышли, как только начал светлеть восток.

Середина ноября. Уже несколько раз выпадал снег, но пока еще окончательно не лег. Ночью температура опускалась до нуля градусов. В тех местах, где не стали убирать клевер, сочные кустики, покрытые изморозью, хрустели под ногами в такт шагам.

Собаки на поводках шли спина к спине, ровно и спокойно. Было немного зябко, и они чуть дрожали, а из пастей вырывались белесые облачка.

"Ничего себе смычка на зайца! Курцхаар и далматинка! Если кому-нибудь рассказать, то ведь не поверят. Может быть, зряшная эта затея? Ох, не видать нам зайца!" - сомневался я, вышагивая по седой от инея тропинке.

Когда порывы утреннего ветерка начинали теребить Альфины уши, то собака поскуливала и проявляла признаки нетерпения. Наверное, или что-то чуяла, или просто играл темперамент в ожидании любимого занятия - охоты. Но я пока сдерживал Альфу командой "Рядом". При этом Дезяха поворачивала голову и на ходу несильно тыкалась черным носом в коричневую шею беспокойной подруги: "Ты чего это? Мы ведь как всегда гулять идем. Поиграем, повеселимся. Не переживай!". Бедняга! Даже и не догадывалась, какой эксперимент я хочу поставить!

Но вот, миновав очередной овражек, мы вышли на открытое пространство клеверного поля. Солнце уже поднялось, и видимость, несмотря на утреннюю дымку, была прекрасная. Впереди, где-то в километре от нас, рядком стояли три аккуратненьких березовых островка. Ветер дул прямо в лицо. Я сразу решил, что и место, и погода вполне подходящие для заячьей охоты, и пустил Альфу. Курцхаар, низко опустив блестящую от влаги голову, начал чертить зигзаги по клеверному полю. Мы с далматинкой пошли сзади. Дезяха приподняла ушки и внимательно наблюдала за стремительными перемещениями подруги.

Достаточно быстро, где-то минут через пять после начала работы, Альфа столкнула здоровущего русака. После громкой команды "Голос!", она начала истерично тявкать, и припустила за зайцем. Я погладил далматинку, потом легонько толкнул и сказал: "Вперед!"

Дезяха, высоко подняв хвост, пробежала немного и остановилась, пытаясь, видно, разобраться в том, что же делается впереди, и что, собственно говоря, от нее хотят в этот раз?

А впереди, на открытом участке клеверного поля, заяц, последовательно выписывая большие пересекающиеся круги, уводил преследующую его с истеричным лаем Альфу к трем березовым островкам посередине клеверного поля. Дезяхин хвост начал дрожать. Похоже, далматинка приняла какое-то решение или составила план своих действий.

И вправду: Дезяха сорвалась с места и делово побежала по прямой к последнему, левому от меня, лесному массивчику. Явно, что-то задумала. Я остановился, закурил и продолжил наблюдение.

Интересно, чем вся эта развернувшаяся в лучах утреннего осеннего солнца баталия завершится?

А в это время, сверкая длиннющими задними лапами и черными полосками на ушах, заяц уже приближался к крайней справа березовой рощице. Альфа, естественно, не отставала, напрягаясь изо всех своих собачьих сил метрах в тридцати сзади.

У Дезяхи, конечно же, скорость передвижения была значительно меньше, чем у пары заяц-курцхаар, но она передвигалась строго по прямой, а не петляла, и поэтому раньше, чем погоня достигла леска. Там она остановилась, а потом резко бросила свое нехудое тело вправо и плюхнулась в кустарник. Теперь почти у самой земли, среди голых веток с трудом можно было разглядеть бело-черную голову далматинки. В ее позе угадывалось напряженное ожидание.

Похоже, план, сначала мгновенно просчитанный в Дезяхиной голове, а потом так стремительно осуществленный, заключался в засаде.

И в этот момент я почувствовал уверенность в том, что русак наверняка будет наш.

Заяц же, подгоняемый беспрестанно лающей Альфой, уже обогнул по периметру первую рощицу, потом в продолжении восьмерки вторую, и после третьего круга вылетел точнехонько напротив того места, где затаилась далматинка. Дезяха снарядом, пущенным из пращи, ломая небольшие веточки на пути, выскочила из укрытия, не останавливаясь перехватила русака поперек туловища и резким движением головы перекинула



его через свою спину. И мне показалось, что раздался хруст ломаемых костей. Далматинка продемонстрировала захват добычи, свойственный только борзым.  

Заяц бесформенным свертком шлепнулся на землю. Очевидно, был сломан позвоночник. Подбежавшей Альфе осталось только с ходу ткнуть носом неподвижное тело и разочарованно тявкнуть. Затем обе собаки сели рядом и вопросительно уставились на меня.

Я подошел, приколол обездвиженного зайца, убрал добычу в рюкзак и похвалил собак.

Вот так курцхааром и далматинкой был добыт семикилограммовый русак!

Дома, покормив собак, я прилег отдохнуть, задремал и увидел сон, в котором я просил у Иры и Димы разрешения повязать Дезяху с борзой. И даже показывал им фотографию предполагаемого симпатичного рыжего жениха по кличке Горец. И в конце концов хозяева далматинки согласились и разрешили мне сотворить такое безобразие! А потом во сне я отчетливо увидел Дезяхиных щенков. И оставил себе одного из них, самого крупного кобелька. Он очень быстро (как бывает только во снах) вырос и превратился в статную борзую, но с короткой белой шерстью и ровными черными пятнышками по всему телу.

И вот уже мы с этой полуборзой-полудалмацкой собакой стоим на ринге областной выставки, а посрамленный Лев Васильевич, председатель охотколлектива, вручает нам диплом - ведь мы заняли первое место в соревнованиях по добыче зайцев!





Комментарии к статье: