Стрельба гусей на ночевке






Этот вид охоты на гусей вследствие необычной обстановки ночной охоты истинному любителю природы и охотнику доставляет немало чудесных минут. По праву такая охота должна быть отнесена к одной из наиболее интересных охот по перу.

Там, где охота на гусей разрешена, стрельба их производится во время пролета и весной и осенью.

Охотник, желающий пострелять гусей на ночевке, должен предварительно произвести тщательную разведку.

Внимательно осмотрев место ночевки гусей и точно определив по их помету и перьям, куда они выходят на отмель, охотник перед закатом солнца устраивает здесь совершенно скрытый скрадок. Если предполагается стрелять гусей по выходе на берег, то садиться в скрадок с вечера нет необходимости, так как гуси подплывут к берегу уже с наступлением темноты.

Однажды на озерах под отрогами Саян я проследил, куда стаи гуменников выходят на берег для ночного отдыха. Из скрадка-ямы в бинокль я видел, как основная масса гусей осела на озеро в полкилометре от моего берега.

Вечер был тихий и теплый. С далекого гористого берега доносилось неумолчное бормотанье токующих тетеревов. Табунки голубой чернети безмятежно кормились в каких-нибудь двадцати шагах от моего скрадка. Чирки носились над самой моей головой. В камышах слышалось шарпенье кряковых селезней и кряканье уток; в воздухе токовал бекас и, присев на кочку, звонко продолжал свою брачную игру тэ-ке, тэ-ке...

Как только скрылось за невидимым далеким берегом озера солнце, замолк бекас и другие кулики.

Но вот наступила ночь. Приумолкли пернатые. Лишь изредка с озера доносилось деловитое го-гок, го-гок... - переговаривались гуси, да где-то в камышах позади ухала выпь.

Беспокоила мысль: неужели гуси выйдут сегодня на берег в другом месте или останутся на воде? Набираюсь терпенья и жду.

Тишина была изумительная, лишь слабый плеск волн, набегающих на песчаный берег, да далекий лай собак в деревне нарушали ночной покой. С озера не доносилось никаких звуков. Несколько раз я чуть не засыпал. В бинокль внимательно всматривался в темную гладь озера и напрягал слух, чтобы уловить хоть малейшие признаки приближающихся к берегу гусей.

Прошло еще не меньше часа, когда на общем свинцовом фоне воды примерно в расстоянии выстрела я заметил какое-то расплывчатое пятно, которого раньше на этом месте не было. Направляю бинокль и смутно, больше догадываясь, признаю в темной мутной массе силуэты гусей. Совершенно бесшумно они приближались к берегу. Скоро и простым глазом стало видно, как в двадцати шагах от меня гуси один за другим с плеском стали выходить на берег.

При всем желании быть спокойным - этого не получалось. Я поймал себя на том, что весь дрожу от волнения. Но стрелять в гусей, доверчиво под покровом ночи вышедших на отдых на берег и не подозревающих о



б опасности, я не стал. Осторожно положив пятизарядный браунинг на кромку ямы, я долго любовался покоем бархатной весенней ночи и слушал спокойное тихое погоготывание гусей.

Поборов в себе инстинкт охотника, я чувствовал огромное удовлетворение и радость, каких не испытывал прежде ни на одной из своих прошлых охот.





Комментарии к статье: