Байки про охоту

КУПАНИЕ
Случилось это в середине ноября. Поехала команда на лося. Хотели не брать Боба, да не вышло. Наглый Боб сразу повел себя так, будто ни у кого и тени сомнения быть не может в том, что он, Боб, в этом деле заглавный человек. Скрепя сердце и ругая себя за мягкотелость, взяли. Хоть и отменный Боб стрелок, да с дурниною. Зверя видит - все забывает, может и вдоль линии стрелков бабахнуть. Как ни разу до греха не дошло - Бог его знает. Стреляет подлец точно, пули в зверя попадают, а не в коллег. Да и в быту, что греха таить, Боб человек неприятный.

Охота была первая в сезоне. Лицензию достали на "маленького" лося. Повезло сразу, в первом же окладе нашли, что искали - одинокого бычка-сеголетка. Быстренько встали по номерам и стали ждать зверя. Бобу выпало стоять на просеке, недалеко от поляны, посреди которой ер- шилось ракитником озерцо метров эдак двадцати в поперечнике. Стоял Боб, слушал серый холодный предзимний лес. Зима уже заявила о себе, и земля была припорошена первым снежком. Темно-серое небо, наливаясь снеговой угрюмостью, лежало на самых верхушках. В лесу было тихо и глухо, даже вороны не каркали.



Бах! Бах! Тишину разорвали выстрелы правого соседа. И сразу же что-то хрястнуло в лесу и пошло трещать все ближе и ближе к Бобу. Боб напрягся. Зверь приближался медленно, - Крепко бит, - думал Боб, - сейчас завалится. Эх, не мой будет!

Из леса показался бычок. Качаясь, не разбирая дороги, неверно переступая ногами, он пошёл через поляну. Кусты мешали Бобу стрелять, и он кинулся по просеке к лосю. Тем временем уже ничего не видящий телок вошел в воду и по брюхо в воде пересекал озерцо.



- Боб! Не стреляй, дай ему на берег выйти! - с другой стороны к поляне бежал Леша. Да куда там! Боб ничего не видел кроме зверя и ничего не слышал. Бежал скорее, скорее успеть выстрелить по еще держащемуся на ногах лосю, чтобы зверь упал от его выстрела, чтобы ему достался почетный трофей - голва. Охотничий азарт круто замешивался на неуемной бобовой жадности. Боб выскочил на открытое место.

Трах! Трах! Трах! загремел бобов полуавтомат. Лось дернулся, остановился и, подняв тучу брызг, исчез под водой на самой середине озерца.

Боб оторопело пялился на бегущие к берегам волны.



- Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые; иначе такое занятие будет пустою забавою, - процитировал Козьму Пруткова подошедший сзади начитанный Леша. - Что делать будем?



Послышались бойкие голоса. По просеке подтягивались охотники. Веселые, довольные. Первый же загон, и зверь бит. В этом ни у кого не было сомнения. После такой-то стрельбы!



- С полем, мужики! - широко улыбался, озираясь по сторонам, приближающийся к ним егерь. - Где лег-то? Алексей молча показал на воду.

- Зверь, спрашиваю, где?

- На дне.

- Где?!

- Да кричал я ему не бей, дай на берег выйти, да разве он слышит!

Разобрав наконец в чем дело, мужики разом загалдели. Егерь открыл рот от изумления, за его многолетнюю практику такого еще не случалось. Зверь отстрелян, но зверя нет.



- Надо доставать.

- Как?

- На веревке вытягивать.

-Веревку-то еще к лосю привязать надо.

Пауза.

И тут с металлом кто-то произнес, - Боб лезь!

- Куда? - вроде как не понял тот.

- За лосем лезь!!!

- Как? Глубоко там.

- Cнимай портки и лезь,- взбеленился, опомнившийся егерь.

- Да, вы чё? Мужики, зима ж.

- Лезь! А то шибко горяч! Охолонешь.

Боб затравленно оглянулся - лица товарищей явно не сулили ничего хорошего, и, c тоскою глядя на тяжелую, cтеклянистую, даже на вид нестерпимо холодную воду, потащил с ноги сапог.

История правдивая, хотя и обросшая украшениями.
Извиняюсь за длину текста - меньше не получается. Есть у меня друзья - туристы. Туристы не типа того, чтобы выехать на электричке за 50 км от Москвы и пить не чай, а самые что ни есть серьезные. Водку не пьют. В принципе. Употребляют исключительно спирт. А едут, чтобы тот спирт употребить, очень далеко. И были они тогда на Алтае - шли на байдах, а иногда байды шли на них. Место вообще глухое, люди редковстречающиеся, зверье непуганое, а карты, мягко говоря, неточные. Hу это все предыстория.

Hа одной из стоянок-двухдневок было решено поплыть половить рыбку. Причем почему-то по не в близпротекающей речке, а где-нибудь по ручейкам. Поплыли. Ручейки не ищутся. А все это происходит после обеда, читай - после спирта. И тут на сцене появляется главный персонаж - Вася. Вася человек хороший и спокойный, но только до второй рюмки - затем в глазах зажигается огонь, а в заднице появляется зуд преобразователя Вселенной. И тут, когда они проплывают мимо какой-то небольшой полянки, типа гари, но уже покрытой травкой, их взору является идиллическая картина - на поваленном стволе дерева сидит бурундук и, сволочь такая, обедает. Разложив шишки на манер рюмок на барной стойке, их шелушит и неплохо себя чувствует. Hа туристов - ноль внимания. Тут Вася понимает, что этот бурундук - то, чего ему не хватало всю жизнь. Hа ходу, чуть не перевернув байду, он срывается в воду, набирает полные ботинки воды, но упорно лезет на берег, к желанной животине. Тут бурундук насторожился, но трапезы не прервал. Окружающим стало ясно, что хищников, подобных Васе, в тайге не встречается, и сейчас что-то будет. В трех метрах от бурундука Вася издал охотничий рев, чем, собственно и загубил охоту - не заори он, и истории бы не было. Hо он заорал, и тут бурундук понял, что это за ним. Кроме того, что бурундук был тормозным, что еще простительно в такой провинции, он оказался и глупым. Дело в том, что на поляне этой ни кустов, ни больших деревьев не было, однако в двадцати метрах начинался лес, где никакой Вася его бы не нашел. Hо тупая зверюга выбрала самый стремный вариант - забралась на обгорелый ствол небольшой трехметровой сосенки - единственного высокого места. И уселась на самой верхушке, причем не забыв утащить с собой самую жирную шишку. Разгоряченный погоней Вася решил штурмовать. И полез на сосенку. Запрыгнув на метр, он, цепляясь неизвестно за что, начал медленно, но верно, продвигаться вверх. Сосенка тонкая, Вася - центнер тренированного жира, конструкция начинает расшатываться. Бурундук чувствует себя уже совсем хреново и, не выпуская из лап шишку, вовсю срет на голову Васи. Вася пачкается и матерится, но лезет к цели. Hарод упирается веслами в дно речки, чтоб не уплыть, и ржет как резаный. Вася поднимается все выше, соответственно, амплитуда увеличивается. И тут - апогей. Вершина сосенки с закрепившимся на ней бурундуком наклоняется так, что Вася оказывается в горизонтальном положении, что-то у него отказывает и Вася почти с двухметровой высоты падает на землю. С хрустом. Сосенка, по всем законам механики, распрямляется, и тут уже не удерживается зверь. Бурундук, с прижатой к груди недогрызенной шишкой, уходит из верхней точки по аккуратной баллистической траектории в лес, сшибая ветки и шурша листвой. Вася в нокдауне. Мат... Бурундук где-то в лесу. Еще больший мат... Зрелище чего-то полосатого с хвостом, стремительно улетающего в чащу, у всех в глазах... Слов уже нет... Уплыли они метров на триста - только тогда их прибило к берегу и они остановились. Сами не могли.

Вася их там и догнал,грустный, с бурундучьим говном в волосах, но без добычи...

Страницы: