КАРПАТЫ КАК ОХОТНИЧИЙ РАЙОН


     Советские Карпаты расположены в юго-западной части Украинской ССР и простираются с запада на восток более чем на 300 км. Они разделяются на три участка: Вески-ды — западная часть, Горганы — центральная и Черно-горы — восточная часть. В Карпатах, как и везде в горах, наблюдается четко выраженная поясность (зональность) растительности, а в связи с этим и своеобразное размещение дикой фауны, в частности, охотничьих зверей и птиц. По мере подъема вверх, пояс европейского широколиственного леса, состоящий в основном из бука, граба, ясеня, клена и других пород, уступает место хвойным лесам, так называемой карпатской тайге. Последняя же, достигнув 1450—1500 м над уровнем моря, на некоторых высотах уступает место своеобразному поясу криволесья или стланцев, образуемого непроходимыми зарослями карликовой сосны, можжевельника и зеленой ольхи. За ними уже следуют карпатские субальпийские луга — полонины.
     
     Наиболее оживленным является горный буковый лес. Один из самых крупных диких обитателей этого леса — олень, который в настоящее время встречается повсеместно как на южных, так и на северных склонах Карпат. Особенно многочисленны олени в буковых пралесах на южных склонах Бескид, в урочищах Оса, Занька и т. д., а также на некоторых вершинах в Черногорах (Брабинеску, Туркуль, Говерла, Балцатул, Кукул, Барсучная, Кичера). В Горганах олени в значительном количестве удерживаются на северных склонах. Особенно многочисленны они в Выгодском районе. Встречаются олени в горных районах Буковины.
     






     Рис. 92, Карпатский пейзаж.
     
     Олень — ценное промысловое животное, заманчивый объект охоты, в связи с чем изучение экологии карпатского оленя, колебания численности и мероприятий по увеличению роста поголовья заслуживает особого внимания.
     
     Карпаты по сути являются единственным районом в Европейской части СССР, где сохранилось естественное стадо благородного оленя, причем, ввиду соответствующих законодательств, запрещающих добычу этих ценных животных, поголовье оленей здесь за последние годы стало постепенно увеличиваться. Так, если в 1948 году в Ворохтянском и Говер-лянском лесничествах, Яремчанского района* Станиславской области, мы наблюдали лишь единичных оленей, то зимой 1951 года как в указанных местах, так и в лесах под Боржаискими полонинами (Воловецкий, Иршавский районы, Закарпатской области) можно было встретить одновременно по 4—6 оленей. В июне — июле 1951 года пасущихся оленей в количестве 2—5 голов можно было видеть в разных урочищах Боржав-ских полоним. Осенью того же года следы крупных оленей-самцов встречались очень часто на Балцатуле, Черной горе, Попе-Иване Мармарош-ском (Раховский район, Закарпатская область), а также в окрестных лесах у сел Вышкив, Мизунь Новый, Пидлюте (Станиславская область).
     
     В условиях Карпат олени ведут кочевой образ жизни. Это обусловлено, с одной стороны, поиском корма в зимний период года, с другой — большой заселенностью, культурно-хозяйственной деятельностью человека: выпасом скота, рубкой леса, окультивированием горных лугов и другими мероприятиями, осуществляемыми в основном летом.
     
     Как уже было сказано, типичным местом обитания оленя в Карпатах являются бучины. Однако в летний период олени нередко заходят в вышележащий пояс хвойного леса, где проводят новый день, лежа среди нагромождений камня или у сваленных бурей вековых стволов елей и пихт, а к вечеру выходят пастись в криволесье и на полонины. 122
     
     Причем, в последнем случае они не отходят далеко от верхней границы древесной растительности.
     
     Таким образом, олень в своем вертикальном распространении в Карпатах, по нашим наблюдениям, достигает 1200—1800м над уровнем моря. Согласно проведенным стационарным наблюдениям, в лесах под Боржавскими полонинами олени летом охотно поедают листья бука, стебли скополии, буры, лунника, гигантской и красной овсяниц, стебли и листья папоротника и многих других растений.
     
     В зимний период олени питаются листьями таких зимозеленых растений, как ежевика и пильчатая осока, а также молодыми побегами и почками буков и хвоей пихт. Зимние лежки в Бескидах чаще всего встречались в высокоствольном смешанном лесу без подлеска, вблизи от порубей, заросших молодыми пихтами и елями, и ручьев, у которых в большом количестве растет ежевика.
     
     Таким образом, в условиях Карпат в зимний период олени сравнительно легко находят себе пищу, и мы не располагаем данными о массовой гибели этих животных от зимней бескормицы и истощения.
     
     Только легкая позолота осени коснется величавых серокорых красавцев-буков, как протяжный, волнующий кровь охотника, трубный звук разнесется многоголосым эхом по лесным горным склонам. В тревожной, но приятной истоме замирает сердце,— это подал свой голос старый рогач (олень-самец), ознаменовав начало гона.
     
     Пройдет несколько дней и, сидя ночью у пылающего костра где-то в глухом горном ущелье, вы сможете наслаждаться грозным ревом отважных животных, а поутру, после утомительных спусков и подъемов, найти место поединка двух оленей-самцов.
     
     Конец августа, сентябрь и начало октября — пора гона у карпатских оленей. Острый запах исходит от самца в этот период. В лесу при тихой погоде он долго удерживается, и опытный следопыт безошибочно может сказать, что вот где-то здесь прошел возбужденный рогач.
     
     Слышал я от старых гуцулов-верховинцев рассказы об охоте на рогачей во время гона. Многие из них на своем веку убили десятки оленей. Знал я пастуха, который до последнего времени в лесных дебрях имел склад рогов наиболее крупных оленей-самцов, лично добытых им за 47 лет охоты.
     
     Ближайшим родственником оленя является легкая и быстрая косуля, предпочитающая, как и олень, буковые горные и равнинные леса. В Советских Карпатах косуля летом поднимается на все хребты и вершины, доходя в своем вертикальном распространении до субальпийского пояса.
     
     Зимой косули не поднимаются высоко в горы и чаще всего их можно видеть в буковом редколесье, где они разрывают снег, разыскивая плоды бука. За время своих четырехлетних экскурсий по Карпатам и прилегающим к ним районам нам ни разу не приходилось встречать больших стад этих животных. Самое большое стадо насчитывало 7 голов, причем самцов всегда было меньше, чем самок.
     
     В горных карпатских районах косули имеют необходимые для жизни условия, и с целью роста численности этих животных следует усилить их охрану. В первую очередь надо повести борьбу с браконьерством, бродячими собаками и волками — и численность косуль возрастет настолько, что можно будет производить регулярную промысловую охоту,
     
     Кабан в настоящее время — самый многочисленный вид охотничьи-промысловых зверей отряда парнокопытных в Карпатах.
     

     В условиях Карпат и Прикарпатья лучше всего охотиться на кабанов в конце октября по черной тропе.
     
     В зимние месяцы (январь — первая половина февраля) высоко в горах Карпат кабан почти не встречается, однако уже в марте у верхней границы букового леса можно встретить свежие кабаньи порой. Летом чаще всего приходится находить лежки этих зверей во влажных горных ложбинах, вблизи быстрых ручьев и речушек, по берегам которых местами растут в рост человека зонтичные, лопухи, подбел, крапива, крестовик и другие растения.
     
     По лесной тропе ранним утром, когда роса еще не обсохла, идешь почти бесшумно. Свежесть и молодость весеннего леса целиком захватывают тебя, и ты легко, не чувствуя подъема, с каждым шагом поднимаешься все выше и выше.
     
     В эти ранние часы жизнь в бучинах особенно кипуча. Притаившись, можно увидеть многих лесных животных. Вот на стволе векового бука, вывороченного с корнями бурей, появилась проворная черноглазая соня-полчок. Полчок — ночной зверек, типичный обитатель европейского широколиственного леса и в утренний час этих грызунов приходится наблюдать редко.
     
     Над головой качнулась ветка и что-то промелькнуло в воздухе. Что это могло быть? И в этот же миг словно из-под земли на высокий пень выскочила худощавая, несуразно длинная, в летнем меху, желтогрудая лесная куница. Еще секунда, и ловкий хищник, изогнув свое гибкое туловище, прыгнул и исчез в буреломе.
     
     С громким шумом из-под косматых ветвей столетней ели взлетел типичный обитатель елово-пихтового леса, или так называемой «карпатской тайги», ржаво-пестрый рябчик. Птица не исчезла, а, сделав небольшой полукруг, уселась на верхушке молоденькой пихточки. Поведение рябчика кажется весьма странным. Вот он снова слетел с верхушки и низко пролетел над тем местом у громадной ели, откуда поднялся. Ясно, что где-то здесь находится выводок и заботливая мать не желает оставить своих птенцов-пуховичков без присмотра.
     
     Рябчик (орябка) один из самых многочисленных в Карпатах видов промысловых лесных птиц, постоянно обитающих в поясе тайги и смешанном горном лесу. Свое гнездо рябчик устраивает непосредственно на земле, в неглубокой ямке, предварительно выстлав ее стебельками сухой травы, листьями и перьями. Обычно в конце апреля в гнезде можно обнаружить около десятка яиц, из которых после трехнедельного насиживания появляются пушистые птенцы. Как и все куриные, рябчик — выводковая птица. Молоденькие пуховички на второй день жизни следуют за своей хлопотливой матерью, которая старательно воспитывает подрастающее многочисленное потомство. Через несколько дней после появлений на свет пуховички становятся проворными и быстрыми.
     
     В весенний и летний периоды года рябчики питаются семенами различных растений, поедают насекомых и их личинки, не пропуская случая поживиться молодыми почками, пощипать молодую весеннюю зелень, проглотить червя. В меру созревания лесных плодов и ягод рябчики переходят на питание последними. Особенно много на полянах среди таежного леса, а также в своеобразном поясе горных карпатских стланцев черники. Ею-то в основном и питается рябчик с июля по сентябрь включительно.
     

     Когда же снежный ковер укроет затвердевшую землю, осторожная лесная птица перейдет на питание хвоей, почками, оставшимися над снегом плодами и семенами травянистых и кустарниковых растений.
     
     В лесу темнеет — наступает короткая летняя ночь. В кустах молоденькой пихтово-еловой поросли замерцали светлячки. Эти маленькие, странствующие огоньки придали карпатскому лесу еще большую таинственность.
     
     В поздние сумерки из глубокой норы осторожно выходит старый барсук. Это обычный, но немногочисленный зверь карпатской фауны. Чаще всего норы барсуков приходилось находить у верхней границы смешанного леса в местах, где среди основных горообразующих пород имелись многочисленные расщелины.
     
     Размножается барсук, как и все хищники, один раз в год. Нам однажды в конце марта удалось найти мертвого барсука-самку, имеющую четыре крупных эмбриона. Молодые барсуки из нор начинают выходить в мае. Питается барсук в Карпатах главным образом насекомыми (жуками), слизнями, мелкими грызунами. Охотно поедает стебли и корневища некоторых травянистых растений. На зиму впадает в спячку, но если морозы не велики, а оттепели продолжительны, то на короткое время покидает нору, совершая незначительные прогулки.
     
     В начале ночи из-под вывороченных с корнями гигантских деревьев, сладко потягиваясь и бесшумно ступая, выходит сильная и ловкая рысь. Эта крупная кошка в Карпатах и сейчас является не редким зверем, на которого разрешена охота в течение всего года.
     
     К вредным крупным хищникам карпатской фауны относится и волк. По сути с волками в горных районах не ведут систематической борьбы, вследствие чего количество их неуклонно возрастает. Волки приносят большое опустошение как среди диких копытных животных — оленей и косуль, так и в гуртах овец. Нередки случаи, когда волки нападают на крупный рогатый скот и лошадей.
     
     В августовские ночи можно услышать своеобразные волчьи дуэты — это старые волки обучают молодых волчат общей охоте.
     
     Ночью особенно деятельны и такие обитатели Карпат, как черные хорьки, лисицы, дикие кошки и другие хищные звери.
     
     Под покровом ночи производят свои «охотничьи набеги» каменные и лесные куницы, хорьки, а ласка и горностай рыщут по подземным ходам рыжих лесных полевок, желтогорлых мышей и других грызунов.
     
     В один из знойных сентябрьских дней мы шли по выбитой овцами горной тропе, оставив далеко внизу наше пристанище — лесную сторожку у прозрачного озера. Через двадцать-тридцать минут ходьбы вышли к большому вагашу*.
     
     В осеннем карпатском лесу много ягод, но такого количества, как здесь на вагаше, мы еще не видали. Заросли малины тянулись на десятки метров, ветки кустов были красными от созревших дольчатых ягод. В воздухе разносится тонкий аромат увядающей, осыпавшейся малины. Там, где малинники редели, землю покрывал темнозеленый черничник. Вагаши являются излюбленными местами кормежки бурого медведя. Следы
     
     * Вагаш — зарастающая порубь в горах.
     

     этого зверя были видны повсюду. В малинниках им проложены широкие лазы, в некоторых местах, где медведь сидел, ветви малины обломаны, трава измята, на колючках видны пряди бурой волнистой шерсти. Медвежьи тропы пересекают вагаш во всех направлениях, и в сложном узоре его следов разобраться почти невозможно. Там, где прошел медведь, пни выворочены, гнилые стволы перевернуты,— он лакомился различными насекомыми, муравьями и их яйцами. В течение последних лет нам^ неоднократно пришлось встречаться с медведем. Так, в июле 1948 года в черногорской тайге навстречу нам вышла старая медведица с годовалым пестуном и двумя забавными ленчаками. Завидев группу людей, медведица тихо заурчала, послушные медвежата повернулись назад и бросились к вековым пихтам. Заботливая мать посмотрела своими маленькими глазами на встречных и долго не мешкая, ловко повернувшись, удалилась в чащу. В 1949—1950 и 1952 годах у нас были встречи с одиночными взрослыми медведями в Бескидах под Боржавскими полонинами.
     
     В мае 1948 года местный житель показал нам шкуру медведя, который подорвался на мине на горе Вороненке в нескольких километрах от селения Ворохта. А группа лесорубов однажды в конце марта 1953 года поймала молодого медведя в районе с. Мизунь-Новый, Бурые медведи обычно удерживаются у верхней границы леса. Однако осенью некоторые из них спускаются в долины рек, куда их привлекает созревающий овес. В начале сентября 1952 года один медведь повадился ходить на поле у с. Гуклыве, и его «визиты» прекратились только тогда, когда колхозники увезли с поля все копны овса.
     
     У верхней границы темно-хвойного карпатского леса постоянно обитают глухари. Как много воспоминаний связано с глухариным током у охотника и натуралиста. Сколько рассказов и очерков посвящены глухариным охотам, как неразрывен глухарь с подлинно русским лесным пейзажем!
     
     В Советских Карпатах глухари, или по местному готуры, нередки в малопосещаемых человеком елово-пихтовых лесах. Наибольшее количество этих крупных птиц встречается у верхней границы таежного карпатского леса в системе Черногор на таких вершинах, как Говерла, Петрос, Поп-Иван Мармарошский, Балцатул, Туркуль, Гутень, Брабк-неску, Черная Гора и другие.
     
     В 1948 году эти птицы неоднократно встречались на склонах Говерлы под полонинами Пожижевской и Заросляк, на высоте 1400—1500 м. В августе и сентябре 1951 года ежедневно наблюдали глухарей у верхней границы высокоствольного ельника и нижнего пояса криволесья под черногорскими полонинами Засова и Вертуп, а в апреле 1953 года глухариный ток наблюдался в нескольких километрах от поселка Микуличин.
     
     В местах, где глухарей много, на каждом шагу под раскидистыми, низко стелющимися над землей ветвями елей и пихт можно увидеть «купальни» глухарей. «Купальни» эти в большинстве расположены в местах, хорошо освещаемых солнцем и не замокающих во время продолжительных дождей, там, где имеется достаточно рыхлый слон почвы. Очень часто «купальни» устраивались в трухе, на месте совершенно истлевших стволов и пней.
     
     Однажды мы натолкнулись на «купальню», которая имела 2 м длины и 0,6 м ширины. Вокруг этого места на плотном слое бурой хвои лежало много перьев, поражающих своей красотой и разнообразием оттенков. Мы начали собирать наиболее крупные из них, но в этот момент с могу-
     

     чей ели очень шумно слетели пять крупных глухарей. Тяжелые птицы летели медленно, цепляясь за густые ветви пихт и елей, обламывая сухие сучья. Пролетев не более 25—30 ж, они спустились на землю и, вытянув шеи, внимательно следили за каждым нашим движением. Осторожно двигались мы к стайке глухарей, состоящей из бородатого петуха и четырех молодых птиц. Подход был удобен, так как между нами и птицами находилась небольшая впадина с молодыми елочками. Петух крутил головой, проявляя заметное беспокойство. Молодые птицы следовали его примеру. Когда расстояние между нами и птицами сократилось до 12—16 ж, петух расправил крылья и, глядя в нашу сторону, сделал первый шаг. Мы замерли, но птицы, почуяв опасность, двинулись с места и, комично вытянув шею, с чуть распущенными крыльями, быстро исчезли. Еще через минуту послышался треск сухих ветвей и тяжелые взмахи крыльев. Глухари взлетели и, рассевшись на деревьях, скопились в густых ветвях.
     
     Глухари, как и рябчики, выводковые птицы. Летом они питаются различными ягодами и семенами растений, а зимой и весной — хвоей.
     
     Из промысловых птиц в лесных Карпатах встречаются и тетерева. Типичным местом, где постоянно можно наблюдать тетеревиные выводки, является криволесье или стланцы. В густых, почти непроходимых зарослях горной сосны тетерева находят надежное укрытие от непогоды и врагов. Здесь же они имеют разнообразные корма: ягоды черники, голубики, плоды можжевельника, семена различных субальпийских трав.
     
     Численность тетеревов в Советских Карпатах постепенно начинает расти. В течение 1950—1951 годов нам как в Черногорах, так и в Бескидах в летние месяцы каждую неделю приходилось встречать у верхней границы древесной растительности этих ценных охотничье-промысловых птиц.
     
     Если продолжить запрет на добычу тетеревов еще на несколько лет и в многоснежные зимы организовывать подкормку этих птиц отходами сельскохозяйственных продуктов, то можно надеяться, что тетерева в некоторых урочищах достигнут промысловой плотности, и можно будет вести их добычу.
     
     * * *
     
     Прекрасна карпатская осень. Дни стоят солнечные, ясные, теплые. Почти нет дождей. Под тяжестью плодов сгибаются ветви буков, смолистые шишки, словно свечи, украсили темнозеленые ели и пихты. Над ковром осыпавшейся хвои во многих местах подняли свои маслянистые бурые головки белые грибы, на колючих стеблях ежевики виднеются сочные ягоды.
     
     Раздолье белкам — сколько различных лакомств принесла им осень. В Карпатах водится черная белка, по своей окраске весьма сходная с темной восточносибирской или алтайской. Однако изредка в горах попадается и рыжевато-бурая белка, занимающая по своей окраске как бы промежуточное положение между черной карпатской и рыжей восточно-украинской.
     
     Летом в Карпатах белку приходится встречать не часто. Лишь по утрам, когда день обещает быть солнечным, сухим, взобравшись на сопку, покрытую хвойным лесом с небольшой примесью бука и явора, просидев минут 20—30, можно услышать, как «бiлка гуче»*. Это очень меткое выражение местных лесорубов и пастухов вполне характеризует лесного зверька. Выйдя из теплого дупла, или «гайна», белка начинает умываться, а потом, со звонким фырканьем и стрекотанием, издавая свое цек-цек, цок-
     
     * «Бiлка гуче» — шумит белка.
     
     /27
     
     цок, пойдет по вершинам с дерева на дерево к месту кормежки. Дойдя до облюбованной ели, белка начинает подгрызать шишки и сбрасывать их на землю. После этого с необычайным проворством и легкостью зверек спускается вниз и, присев на выступающий узловатый корень или невысокий пень, начинает свою трапезу. За один раз карпатская белка, если ее никто не потревожит, может выбрать семена из 2—3 шишек, после чего зверек снова умывается и, поднявшись на дерево, ложится отдыхать на толстой ветке, обогреваемой лучами солнца. Однако осенью, особенно в годы хорошего урожая шишек, в поясе карпатской тайги и у верхней границы бучин белок можно встретить везде. Так, в годы урожая шишек осенью 1948 и 1951 годов за время четырех-пятичасовой экскурсии по горам мы могли встретить от 4 до 7 белок.
     
     Вопрос о колебании численности и в связи с этим промысле карпатских белок до сего времени по-настоящему не изучен, хотя и заслуживает внимания. По нашим наблюдениям, карпатская белка может быть объектом охотничьего промысла не ежегодно, а только в годы обильного урожая, который связан в свою очередь с наличием основных кормов — еловых шишек и орешков бука. Так как урожай последних в условиях Карпат и Прикарпатья бывает через определенный промежуток времени, то и промысел белки нужно производить лишь в годы ее массового появления. Карпатская белка не отличается высокой плодовитостью. В первом весеннем помете у взрослых самок в среднем бывает по 3—4 детеныша, а второй, осенний помет зависит от кормности угодья и погоды. В нем детенышей часто бывает меньше, чем в первом.
     
     Дул пронизывающий резкий ветер, и, не переставая, падал мокрый снег, временами переходя в холодный дождь. Дороги превратились в снежное месиво. Ветви деревьев, покрытые тонкой ледяной коркой, при каждом порыве ветра хрустели и мелкие льдинки сыпались на неприглядный «дырчатый» снег.
     
     Зимняя охота приближалась к концу. Но хотелось еще добыть пару зайцев или лисичку, и мы, несмотря на непогоду, пошли по знакомым тропам в горы. Долго идти нам не пришлось. Поднявшись по безлесому склону не более как на 400—500 м, очутились у крохотного болотца, вокруг которого росли кусты верб и малины, над снегом торчали темнокоричневые папоротники. Только начали обход этого места, как из ближнего куста вербы выскочил заяц-русак и опрометью помчался вверх по склону. Приятель вскинул двустволку, раздался выстрел, и длинноухий скакун в судорогах покатился вниз в болотце. Положив зайца в заплечник, пошли дальше по склону, покрытому редкими «кустиками» молодых буков. Шли около часа, как вдруг слева из-под ветвей одного из таких кустиков выскочил второй заяц. Грянуло два выстрела, потом еще один, заяц как-то боком подскочил, на секунду остановился, и снова поскакал в гору, в сторону густого буково-грабового леса. Более полутора часа прес



ледовали мы подранка. В конце концов и он занял место рядом с первым. Два зайца нас вполне устраивали, и мы через ближайшую сопку отправились домой.
     
     Заяц-русак — обычный и наиболее многочисленный охотничье-про-мысловый зверь Карпат. В своем вертикальном распространении заяц-русак от равнин доходит до наивысших точек, достигающих 2000 л* над уровнем моря.
     
     Летом русаки предпочитают придерживаться верхней границы леса, по утрам и в сумерках выходя жировать на половины Зимой их чаще
     

     всего можно встретить в горном буковом лесу, по долинам горных речек, вблизи селений, на невысоко расположенных в горах зарастающих порубях. Таежного леса русак как летом, так и зимой избегает и редко в нем наблюдается. По нашим данным, у карпатских зайцев первые молодые зайчата появляются в конце апреля, и в течение вегетационного период.! взрослые самки дают три помета.
     
     По сведениям Станиславской, Дрогобычской и Закарпатской областных контор Заготживсырья и Облпотребсоюз а за 1946—1951 годы, в Карпатах и прилегающих к ним равнинных районах в течение охотничьего сезона добывалось десятки тысяч зайцев-русаков.
     
     Велик в заготовках пушнины карпатских областей Украинской ССР удельный вес лисицы. Особенно это стало заметно в последние годы, когда в результате увеличения численности поголовья возрос промысел этого хищника. Лисица в Советских Карпатах — один из самых обычных и многочисленных промысловых видов. В своем вертикальном распространении лисица идет вплоть до наивысших черногорских хребтов, поднимающихся над уровнем моря на 2000 м. Постоянно встречаясь на полонинах, лисица все же не устраивает там своих нор и, повидимому, никогда не остается там на дневку. Свои убежища она, как правило, устраивает в карпатской тайге и буковом лесу; селится и вблизи населенных пунктов.
     
     Увеличение численности лисиц в Карпатах совпадает с заметным ростом количества различных мышевидных грызунов, а последнее обычно наблюдается на следующий год после обильного плодоношения бука — основной карпатской древесной породы. За последние годы обильное плодоношение бука было в 1945, 1947 и 1951 годах. В соответствии с этим количество лисиц возрастало к осени 1946, 1948 и 1952 годов.
     
     Если промысел зайца-русака в Карпатах и прилегающих районах развит весьма интенсивно, то природные запасы лисиц на рассматриваемой территории используются еще недостаточно. Большое количество этих хищников недопромышляется. Особенно это заметно в горных районах с относительно редким населением. Так, в конце охотничьего сезона 1951 года на южных склонах Карпат в Иршавском, Воловецком, Сваляв-ском районах за день охоты одному можно было без труда «поднять» две лисицы.
     
     Характерное место зимних дневок этих хищников в горах и предгорьях, участки молодых порослей со значительной примесью таких видов хвойных, как ель и можжевельник, расположенные на шлейфах горных лесных массивов, вдающихся в обрабатываемые поля. Дело в том, что в результате глубокого снежного покрова в лесу лисице трудно Добывать мышевидных грызунов, в связи с чем она переходит мышковать на поля, где в основном добывает серых полевок. Зимой 1951 года мы успешно «тропили» лисиц на склонах гор, покрытых редкими молодыми елями и небольшими, трудно проходимыми, зарослями можжевельника. Лежки лисиц находились в кустиках этого густого, невысокого растения и имели форму почти правильного круга диаметром 30—40 см-
     
     Особенно много было лисиц в Прикарпатье осенью 1951 года. Достаточно указать, что в октябре нам за час охоты в поле удалось «поднять» из посева люпина площадью 0,75 га двух лисиц, а после открытия зимнего сезона в окрестностях с. Березец, Комарновского района, Дрогобычской области, из тростниковых зарослей осушенного пруда Остророг площадью около 100 га было выгнано 17 лисиц.
     
     Богат ценной дичью охотничий район — Карпаты.
     
     



Комментарии к статье:

Комментарии к статье: