Hатаска легавой собаки

С приближением летнего сезона у каждого владельца щенка назревает острый вопрос: как и где будет натаскиваться его питомец?

У большинства охотников есть стремление устроить своего щенка в натаску к егерю-профессионалу.

Необходимо ли это и нельзя ли обойтись без егерей? Ведь егерей, действительно знающих свое дело, очень и очень мало, они обычно перегружены большим количеством отданных им в натаску собак и не могут уделять должного внимания щенкам, менее одаренным и туго принимающимся в поле.

Кроме того, не следует забывать, что для правильной постановки собаки в поле первенствующее значение имеет рационально воспитание щенка. Это воспитание далеко не исчерпывается лишь выращиванием и хорошим уходом за ним. Важно, чтобы владелец тонко изучил характер своего щенка применял к нему такой подход, который бы помог выработать понятливую и послушную собаку, усвоившую основные требования дрессировки и натаски. Всегда ли можно положиться в этом деле на егеря?

К сожалению, не всегда. Известны случаи, когда собаки, прекрасно поставленные егерями и даже награжденные на полевых испытаниях, попадая в руки своих владельцев, после нескольких же охот выходили у них из повиновения и начинали гонять дичь.

Объясняется это тем, что владельцы зачастую не знают, а иногда и не способны применить те приемы ведения собаки в поле, которые были применены обучавшим ее егерем.

Вывод из этого может быть только один: каждого настоящего охотника вполне может удовлетворить на охоте только та собака, которая воспитана и натаскана непосредственно им самим.

Натаска легавой не так сложна, как это кажется на первый взгляд. Она зависит прежде всего от природных данных щенка и от умелого подхода к нему со стороны воспитателя.

Не останавливаясь на отдельных деталях дрессировки и натаски легавой, которые подробно изложены в первой части настоящего раздела, полезно ознакомить начинающих охотников с некоторыми основными принципами правильной постановки легавой собаки в поле.

Большим залогом для успеха в натаске служит не только кровность и порожистость щенка, но и происхождение его от полевых собак. Последнее требование не менее важно. Если у щенка есть ближайшие родственники по восходящей линии, не работавшие в поле, его природные охотничьи инстинкты могут быть заглушены, и понадобится много труда, чтобы их возродить.

Не менее важно и то, чтобы щенок был взят в возможно раннем (до трехмесячного) возрасте. В этом случае гораздо легче изучить его характер и сообразно с этим применить при его дрессировке и натаске те или другие методы, чтобы полностью подчинить его своей воле.

Во все времена обучения щенка всегда требуется ласковое с ним обращение; наказание может быть применено лишь как крайняя мера, в случае совершения щенком серьезного проступка и только тогда, когда есть полная уверенность, что щенок понимает, за что его наказывают.

До выхода в поле необходимо, чтобы щенок прошел домашнюю дрессировку и четко выполнял приказание лежать при поднятии руки как вблизи, так и на расстоянии, был бы позывист на свисток, шел бы спокойно у ноги и знал бы команды "вперед" и "назад".

Никогда не следует обучать щенка проделыванию различных трюков, которые никогда не потребуются в обстановке охоты. Это только осложнит дрессировку и может повредить, четкости исполнения им действительно необходимых требований на охоте.

Щенок с более смелым, решительным характером и с большой страстью обыкновенно требует более основательной работы над собой, чем вялый и флегматичный. Зато в конце натаски и все преимущества в красоте и четкости работы останутся за первым из них.

Натаска по вольной дичи. Натаску надо начинать, когда щенок достигнет зрелого возраста. Для сук - при их несколько раннем развитии - это десять месяцев, для кобелей - один год.

Лучшим временем для натаски надо считать июль, когда молодые выводки и птиц, недалеко перемещаясь, крепко затаиваются и позволяют молодой собаке хорошо выдерживать над ними стойку.

Первоначальную постановку собаки рекомендуется проводить обязательно по болоту, где на обширном, открытом пространстве можно видеть все элементы работы собаки, а также точно замечать место посадки перемещенной птицы, что столь необходимо для определения одного из самых существенных качеств собаки - ее чутья.

Можно уверенно сказать, что легавая собака, правильно поставленная по болоту, будет хорошо работать и в лесу, между тем как собака, первоначально работавшая по лесу, обыкновенно крайне туго принимается в болоте. Лучшей птицей для натаски легавой надо считать дупеля, который держится в большинстве случаев в нетопких местах, крепко затаивается и, недалеко перемещаясь, позволяет хорошо развить у собаки ее природные данные в отношении чутья и вполне закрепить стойку.

С успехом можно дать работать молодой собаке и по бекасу, несколько более осторожному и обыкновенно ютящемуся в более топких и тяжелых для работы местах.

Если поблизости нет подходящих болот, наиболее удобной для натаски дичью является перепел. Эта птица также довольно крепко затаивается, но она очень быстро и далеко бежит и дает меньше запаха, нежели дупель или бекас, чем и представляет большую трудность в работе для начинающей собаки.

Перед натаской желательно заранее подыскать нетопкое, совершенно открытое болотце, где обитает несколько дупелей или бекасов.

Для розыска дичи можно использовать старую опытную собаку, но в дальнейшем при натаске щенка не следует брать ее с собой. Правда, собака могла бы несколько ускорить постановку щенка по дичи. Но даже опытная собака может быть не лишена тех или иных недостатков, которые могут привиться начинающему впечатлительному щенку. Каждый же владелец всегда вправе полагать, что из его щенка выработается еще лучшая по полевым качествам новая собака, чем имеющаяся у него старая.

Никогда не следует приучать, щенка к выстрелу вне охотничьей обстановки, чтобы не запугать его. Бывали случаи, когда охотники во время привала забавлялись, стреляя в лет по бросаемым предметам, не обращая внимания на отдыхавших рядом собак; в результате собаки с повышенной нервозностью оказывались настолько напуганы, что впоследствии стоило больших усилий отучить их от боязни выстрела.

Лишь после того как собака примется работать по птице, можно делать не более двух-трех выстрелов за выход с нею в поле, но обязательно во время работы ее по птице; тогда собака не обратит никакого внимания на выстрел. Лучше всего на первых порах стрелять уменьшенными, холостыми зарядами.

Если щенок прошел домашнюю дрессировку и отчетливо выполняет все необходимые требования, то это еще не значит, что он будет так же послушен при выходе в поле и особенно при первых встречах с птицей. Необходимо всегда иметь при себе легкий парфорс с не очень длинной (506 м) бечевкой или шнуром, и в случае малейшего ослушания щенка необходимо их использовать, повторяя методы предварительной дрессировки.

Посылать собаку работать следует только при достаточном ветре и пускать ее в поиск обязательно против ветра. Именно при этих условиях легко вырабатывается правильность поиска "челноком", когда собака работает на равномерных параллелях, перпендикулярно ходу ведущего ее охотника. Кроме того, поиск против ветра не приучает ее копаться по набродам и работать по следу, а заставляет приучивать птицу верхом.

Итак, при первых выходах в поле надо быть всегда готовым к тому, что щенок, уйдя на значительное расстояние и не обращая внимания на свистки и окрики "лечь", будет носиться стремглав по болоту, старательно гоняясь за птичками и различными мотыльками.

Ни в коем случае не следует, возвышая голос и усиливая свистки, бросаться вслед за ним и стараться его поймать. В данный момент все это бесполезно. Надо остаться на месте и спокойно ожидать его возвращения. И действительно, спустя немного времени ваш щенок, видя бесполезность гоньбы за птичками, устав от проявленной им излишней горячности, остепенится и сам захочет найти своего владельца. Вот теперь-то и надо Дать свисток, на который растерявшийся щенок опрометью бросится к вам. При подходе же щенка не надо его наказывать, а, приласкав и сказав ему "лечь", уложить около себя. Дав щенку отдохнуть и пристегнув за карабин к ошейнику бечевку, можно снова пустить его в поиск. На этот раз щенок проявит больше хладнокровия, не будет уноситься так далеко и весь его поиск станет осмысленнее.

Вот он уже начинает обыскивать ту часть болота, где накануне вы обнаружили выводок дупелей, и вдруг, внезапно сократив свой ход и постепенно переходя на медленную поступь, начинает жадно ловить против ветра частички неведомого для него, но столь манящего к себе запаха (потяжка) и после нескольких шагов замирает в каком-то оцепенении на месте (стойка).

Необходимо сейчас же подойти к щенку и, взяв на всякий случай за конец пристегнутой к его ошейнику бечевки, дать ему постоять 2 - 3 мин, а затем уверенным словом вперед послать его подать птицу. Если щенок продвинется осторожно на несколько шагов вперед (подводка) и по взлете птицы спокойно останется на месте, то, сказав ему "лечь" и поощрив лакомством, следует дать щенку возможность прийти в себя после первой его встречи с дичью.

Может случиться и так, что после посыла щенок бросится, стремясь ее поймать. Конец бечевки, находящийся у вас в руках, удержит щенка на месте, а слово "лечь" заставит его лечь. Никаких крутых мер в этом случае не следует принимать, а каждый раз при его бросках, осаживая подергиванием за бечевку и приговаривая при этом "тише", "назад" и часто укладывая его словом "лечь", можно в короткое время искоренить в нем этот недостаток.

Гораздо сложнее, если щенок, невзирая на посыл и всевозможные увещания, будет стоять на стойке, не желая двигаться вперед. Зайдя вперед и стронув птицу, следует, не задерживая щенка, позволить ему обнюхать место сидки снявшейся птицы и всячески ласковыми поощрениями понуждать его быстрее двигаться. Избавить собаку от задержанной подводки - дело нелегкое, оно требует терпения и немалого опыта.

При работе собаки в поле требуется большая систематичность. Разумеется, никогда не следует излишне переутомлять собаку, так как это заглушает и ней страсть и может научить ее копаться по набродам и развить склонность к работе низом.

Многие охотники стремятся к тому, чтобы их собаки подавали убитую дичь. Ни в коем случае не следует учить подаче птицы первопольную собаку. Стремление схватить и помять птицу заставит собаку срывать стойку, а по взлете птицы беспощадно ее гнать.

Особенно рискованно дозволять собаке ловить подранка; также всячески надо избегать работы собаки по коростелям, курочкам и молодым утиным выводкам, нередко ютящимся в кочкарнике заливных лугов. Не выдерживая стойки и нервируя собаку, эта дичь приучает ее к следовой работе и тем самым значительно снижает общий стиль ее поиска.

Натаска своего щенка - одно из самых приятных развлечений благодаря ряду неожиданностей, которые приходится переживать любителю охотнику в различных стадиях работы его будущего помощника на охоте.

Насадка по подсадной птице. Отсутствие птицы или большое расстояние от дома до болота обычно ставят натасчика в затруднительное положение. В таком случае приходится прибегать к подсадной птице, которая может оказать помощь в деле первоначальной постановки молодой собаки.

Первоначальная натаска по подсадной дичи имеет даже ряд преимуществ прежде всего из-за близости расстояния, наличия птицы и экономии времени для натасчика. Подсадная птица позволяет проводить натаску собаки регулярно, без каких-либо перерывов. Кроме того, при первых выходах с собакой в поле для успеха в натаске очень важно и то, что собака сразу же попадает на дичь, а не носится попусту, гоняясь за разными птичками.

Лучшей подсадной дичью для натаски считается перепел, которого довольно легко приучить к домашнему содержанию. К тому же перепела не трудно поймать сеткой или сачком. Для того чтобы подсадной перепел далеко не улетел, ему подрезают или связывают по четыре маховых пера на каждом крыле, а чтобы он и не убегал, ему на первое время перевязывают ножки, оставляя между ними расстояние примерно 1 см. Натаску собаки на подсадного перепела лучше всего проводить на открытых лугах, с небольшой отавой или невысокой травой.

Придя на такое место, охотник укладывает собаку, а затем пускает ее в поиск, позволяя ей достаточно набегаться, чтобы несколько сбавить ее горячность. После этого собаку берут на поводок и уже приступают к натаске.

Щенка подвязывают взамен поводка на бечевку длиной до 5 - 6 м, а тем временем помощник (если он имеется) сажает где-либо в отдалении в траву перепела, отметив место посадки небольшим колышком. Затем, взяв щенка к ноге, проводят его некоторое расстояние и, не доходя примерно пятидесяти-шестидесяти шагов до птицы, укладывают его и, пустив в поиск обязательно против ветра, наводят на подсадную птицу (тем же способом, как и при натаске собаки по перемещенной на воле птице). Если же собака начинает во время подводки излишне горячиться, то ее следует одергивать бечевой, приговаривая "тише, тише".

После взлета птицы от собаки обязательно нужно добиваться спокойного поведения, чтобы по команде "лежать" она ложилась, а в случае надобности одергивать ее бечевкой. Подсадной птицей следует пользоваться осторожно, применяя работу по ней не более пяти-шести раз за один выход в поле, иначе собаке надоедают эти уроки. Более того, она может привыкнуть к смирной, небегущей птице, которая после нескольких подъемов станет затаиваться, и в будущем собаке станет трудно справляться с более строгой дичью.

В качестве подсадной птицы можно с успехом использовать И болотную дичь - дупеля и бекаса. Но ввиду того что эти птицы крайне нежные и труднее поддается домашнему содержанию, их нельзя продолжительно использовать при обучении собаки.

Работа легавой в лесу. Во время охоты в лесу все благоприятные условия для работы собаки значительно уменьшаются, а иногда совершенно исчезают. Пользование ветром здесь уже значительно осложнятся вследствие различного рода заслонов. По той же причине нарушаются правильность поиска и наблюдение за собакой со стороны ведущего.

Как бы собака ни была хорошо поставлена, она требует при первых выходах в лес не меньшего внимания, чем при первоначальной ее натаске на открытых местах - по болоту.

Начинать же с ней охоту по лесной дичи следует лишь тогда, когда она достаточно ознакомилась со всеми новыми для нее условиями, а у охотника есть уверенность, что собака точно будет выполнять его распоряжения. Правда, встречаются и такие легавые, которые, попадая в лес, сразу же сокращают свой ход и поиск, приспособляясь к характеру местности.

Но на это не всегда приходится рассчитывать. Одно несомненно; идти в лес с собакой можно лишь в том случае, когда она вполне поставлена и безукоризненно послушна. А это значит, что она позывиста на свисток, идет по приказанию у ноги, по приказанию "лечь" ложится и вполне спокойна после взлета птицы и выстрела.

При первых выходах с легавой в лес, конечно, необходимо принять все меры предосторожности: надеть на собаку ременной круглый ошейник с бечевкой 2 м длиной, иметь при себе плоский металлический свисток (без горошины). В начале следует избегать лесной чащи, предоставляя работать собаке на поросших папоротником сечах, с редким кустарником, и по ягодникам.

При работе в лесу, особенно без длинного поводка, поведение молодой собаки может сразу же измениться. Она или мелькнет на быстром галопе среди кустов и умчится в глубь леса, или, наоборот, сбавив ход начнет приостанавливаться чуть ли не перед каждым деревом, внимательно прислушиваясь к щебетанию сидящих на нем птичек.

В первом случае, если собака, несмотря на призыв свистка, не является, следует осмотреть местность, особенно в том направлении, куда в последний момент удалилась собака: не стоит ли она на стойке, скрывшись за какой-либо густой растительностью.

Если собаки поблизости нет, нужно спокойно присесть, давая ей свистком сигналы. Долго ждать не придется: собака, запыхавшись, примчится с растерянным видом, как бы извиняясь, за свой поступок. В данном случае наказание должно быть совершенно исключено. Наоборот, следует приласкать собаку, на несколько минут уложить около себя, а затем, выбрав наиболее открытое место, снова направить ее в поиск, при это



м свистком и жестом руки стараться держать собаку на виду у себя, а при излишней с ее стороны горячности время от времени укладывать. Собака постепенно уяснит, что поиск и свой ход в лесной обстановке следует сокращать и чаще следить за направлением хода своего владельца.

Во втором случае, когда собака проявляет в лесу нерешительность, а иногда робость, следует на первое время освободить ее от бечевки и, ласково поглаживая, энергично посылать в поиск. Если собака все же будет интересоваться всякими птичками, нужно ее отзывать и, быстро двигаясь вперед, жестом руки направлять в поиск.

Наконец, работа с собакой закончена, и охотник приходит с ней в лес на охоту. Примерно после получаса безрезультатной работы собака вдруг оживляется и начинает обнюхивать наброды и, взяв, по-видимому, след торопливо идет на потяжке; без стойки она поднимает снявшуюся с громким клохтаньем тетерку.

Попытка собаки сделать бросок за улетающей тетеркой должна быть предотвращена приказанием лечь, а в случае надобности - и легким одергиванием взятой в руки бечевки. Дав собаке некоторое время полежать и успокоиться, берут ее к ноге и возвращаются к месту первоначальной прихватки. Сделав два небольших круга, собака идет осторожно, потом, повернув против ветра, замирает на стойке. Держа в руке наготове конец бечевки, охотнику следует приказанием "вперед" заставить собаку двинуться дальше и "подать" затаившегося тетеревенка. После правильной работы собаку нужно уложить и приласкать. Если же собака, несмотря на приказание идти вперед, не двигается, словно боясь спугнуть затаившуюся под самым ее носом дичь, следует, не ослабляя внимания к собаке, сделать шаг вперед и заставить птицу сняться, не забыв при этом уложить собаку.





Комментарии к статье: