Все меняется, или на уток в астрахань

Названия районов Москвы — Сокольники, Медведково, Марьина Роща, напоминают нам о том, что наши предки охотились там, где сегодня ходит трамвай или троллейбус, где сверкают огнями «Мак-Дональдсы» или
Супермаркеты. Возможно, там, где безымянный охот-ник всадил под ребро разъяренной медведице самодельную рогатину, сейчас мигает желтым светом обычный светофор.
     
     Да, все меняется.
     
     В 70-м году я в первый раз поехал на охоту. Три с половиной часа на электричке — 120 км; пять километров пешком; переправа на лодке через речку — и я оказался в другом
мире. Малонасленные деревни, лесные поля-кулиги, сказочный лес, моховые болота, непролазные ельники, светлые березовые рощи, красные сосновые боры и совершенно дикие буреломы, по-зволяющие воочию
убедиться в мощи природных стихий. Полное безлюдье. А какое разнооб-разие дичи я наблюдал, в каких количествах! Но все меняется. Построен мост и дачные участ-ки. Крики грибников и ягодников по всему
лесу заглушаются шумом лесозаготовки на быв-ших глухариных токах. А кулиги, где часто встречались тетерева, заросли непроходимым ще-тинником. Мелкий ольшаник, где я отстоял не одну тягу, мелиораторы
превратили в гниющие завалы.
     
     Да, все меняется…
     
     Я стал старше, появились машина и собака. Поиски новых охотничьих мест окончились в одной из соседних областей, три с половиной часа на машине — 260 км, и опять другой
мир. Обилие дичи, удобство охоты с собакой, приличная дорога, стремление к комфорту, который со временем начинаешь ценить, заставили купить домик и обустроить его по собственному вкусу. Все хорошо,
но чего-то не хватает. Может быть разнообразия?
     
     …Ноябрь, охотничий сезон закончился. Пасмурная, засыпанная грязным снегом и со-лью Москва. Будничная суета, посреди которой яркий охотничий журнал или охотничья
газе-та вдруг заставят вспомнить прошедший сезон, самые яркие и необычные моменты, острые ощущения и переживания. Откладываешь, прочитав, и появляется какое-то щемящее чувство — это все в прошлом.
Сколько такого впереди? Ведь жизнь коротка.
     
     Но все меняется…
     
     Приятель вдруг приглашает поохотиться на уток в Астрахани. Говорит, что сейчас се-зон в полном разгаре. Когда же я начинаю спрашивать об условиях охоты и проживании,
от-вечает: «Не беспокойся, полный сервис». Ну что ж, посмотрим. Срочно привожу в порядок де-ла, и вот мы уже в Быково. Через два часа мы в Астрахани. Нам предлагают на выбор вертолет или катер.
Выбираем катер — куда спешить, отдых начался. На комфортабельном автобусе до катера, а потом неспешное путешествие вниз по течению по протокам.
     
     Опять я оказался в другом мире.
     
     Стена камыша. Мерный стук двигателя. На высохшем и белом от птичьего помета де-реве черные гроздья бакланов, серые и белые цапли вдоль берегов. Огромный орел, обгоняя
нас, летит низко вдоль протоки. Стаи гусей в вышине. Предвкушение охоты… Но вот уже причал, база. Нас встречают. Одно и двухместные номера, ужин. Утром подъем в 4 часа, горя-чий завтрак — и на
причал, где каждого ожидает свой егерь на моторке. Быстро рассаживаемся — и в разные стороны. Совсем темно. Еле различается граница между камышом и небом. Ка-нал. Звук работающего мотора изменился,
сталo посветлее — это мы вырвались на открытое место. Минут через 15 егерь Саша сбросил обороты, и на малом ходу мы приближаемся к че-му-то большому и темному. Газанув, Саша загоняет лодку в заросли
и выключает двигатель. Быстро маскируемся, обламывая камыши, выкидываем перед собой чучела и замираем — на-чинает светать.
     
     Постепенно мир наполняют звуки. Плещутся лысухи, в камышах совсем рядом вороча-ется какая-то рыбина. Всматриваюсь: ничего не видно. Тут какой-то совсем незнакомый звук,
похожий на ray-ray-ray. Низко над камышом проходит пара лебедей. До чего же мощные и красивые птицы! Засмотрелся. Но тут Саша шепчет: «Идут, идут прямо на нас, вон они, спра-ва». Напряженно
всматриваюсь: пока ничего. И все равно неожиданно из серого сумрака про-являются смутные силуэты и, быстро увеличиваясь, превращаются в стаю уток, часть которой сразу плюхается к чучелам, часть
совершает облет. Адреналин в кровь! Тороплюсь, ловлю на мушку пару, идущую в штык. Мажу. Слышу, поднимаются утки, сидящие на воде. Мелькнул силуэт над головой. Стреляю. Смачный шлепок по воде. Ну,
началось… Рассвело. Лет стихает, отступает охотничий угар.
     
     Огляделся — какая красота! Мы еще в тени, но колки камыша напротив подсвечены восходящим солнцем. На глади воды застыли чучела. Воздух прозрачен. Здесь чувствуешь се-бя
частичкой первозданной природы.
     
     Возвращаемся. Лодка петляет среди колков, зарослей лотоса и суматошно удирающих в разные стороны лысух. После очередного поворота поднимаем стаю гусей. Долго провожаю их
глазами, поворачиваюсь — ах, какой простор! Шум мотора поднимает такую массу птиц, что в воздухе становится тесно. А птицы продолжают подниматься, стая за стаей. Небо черно, как от тучи комаров. Нам
приходится сбросить скорость, так как перед лодкой разбегается по воде для взлета огромная стая лебедей: как-никак, помеха справа.
     
     На базе оживление, все полны впечатлений и трофеев, на бетоне пирса лежат кучки уток. Я выкладываю своих.
     
     Но программа не закончена, желающих приглашают порыбачить спиннингами на ямах. К обеду они возвращаются с большущим жерехом и оборванными лесками. А обеды — утки во всех
видах: шуленки, копченые, груды жареных; разварная стерлядка, запеченный фарширо-ванный фазан, домашние рыбные пельмени в прозрачном пряном бульоне. К тому же пре-красная веселая компания из Ростова.
После вечерней охоты — горячий душ. Пять дней проле-тели, как одна минута.
     
     Последнее охотничье утро: сильный ветер, азартная стрельба. Утка и не думает пре-кращать летать, не опоздать бы на вертолет. Саша уговаривает пострелять еще: «Не
опоздаем». Но кончились патроны. Все, поехали. Нет, Саша достает из кармана свои патроны: «Стреляй, успеем». И все же пора. Быстро подбираем сбитых уток, чучела и, поднимая тучи брызг, на ба-зу.
Быстро перекусили, собрались, и уже слышен вертолет. Через полчаса — в аэропорту Аст-рахани, еще через два часа — в Москве. И если бы не московские пробки, то через час могли быть и дома.
Распаковываю вещи, убираю уток в холодильник, а перед глазами колки камы-ша, тучи птиц над раскатами, вода блестит… Подумать только! Ведь сегодня утром я охотился аж за тысячу километров от
Москвы.
     
     Да, все меняется.
     
     Игорь Квятковский
     

Оцените статью
Охота в Украине
Добавить комментарий